Главная
  Новости
  Интервью, эссе, воспоминания
  Каменная летопись войны
  Участники проекта
  Наши ветераны
  Ссылки
  Памятка участника
  О проекте
  О нас
Интервью, эссе, воспоминания 2011 год > Судьба немецкой семьи

 
Share |
С детства я была заинтересована историями  и рассказами своей бабушки об её интересной и весьма необычной жизни. По вечерам я любила посидеть рядом с ней за кружечкой чая. Каждый такой вечер, проведенный с бабушкой, открывал мне много нового. Эти истории были безумно увлекательными, но особенно мне нравилось, когда она рассказывала о своих родителях и как они жили. Моя бабушка по национальности, как и её родители, была чистокровная немка. Я всегда слушала с большим любопытством, как они оказались в России. В один из вечеров мне открылось много таинств.
Как известно, царь Петр I,а затем императрица Екатерина II были очень заинтересованы в том, чтобы в Россию приезжали иностранцы и осваивали пустые земли. Большинству таких переселенцев предлагали земли в Поволжье, недалеко от нынешнего города Саратова. Постепенно тот край превратился в одну из процветающих областей страны. В 1923 году, уже в составе РСФСР была образована Автономная Советская Социалистическая Республика немцев Поволжья. Тогда едва ли кто предполагал, что пройдет всего 18 лет и волжским немцам снова предстоит переселение. Секретным приказом Сталина республика была уничтожена, многих видных деятелей репрессировали. Русская императрица немецкого происхождения Екатерина II заманивала своих земляков в Россию разными посулами: обещала им освобождение от воинской повинности, разрешила свободу вероисповедания. В 1763 году она выпустила специальный манифест, который узаконивал это переселение. И немецкая беднота, задавленная на родине непомерными феодальными поборами, разорительными войнами, религиозными распрями, поехала в чужую страну.
Самое массовое переселение немцев в Поволжье происходило с 1764 и по 1772 год. За эти годы на берега Нижней Волги прибыло около 8 тысяч немецких семей - где-то 27 тысяч человек. Однако они столкнулись с немалыми трудностями при освоении новых мест: летом – жара и ветры, зимой – суровые морозы. Помощи ниоткуда не поступало, а местные чиновники не смотрели на переселенцев, язык которых  они не понимали. Половина прибывших умерли, но остальные освоились, обжились. В числе этих переселенцев были и мои предки.
К 1782 году на пустовавших полях появились новые деревни, построенные по немецкому образцу. Немцы получили самоуправление, им было разрешено использовать немецкий язык как разговорный и как деловой. Создавались немецкие школы, культурные центры, появилось издательство, в сельские активы выбирались должностные лица из немцев.
Однако их положение зависело от взаимоотношений России с Германией. Власти им не особо доверяли. Особенно проявилось в годы Первой мировой войны. Указом от 13 декабря 1915 года намечалась ликвидация немецких колоний и принудительное переселении из в Сибирь. Февральская революция помешала осуществлению этого плана.  19 октября 1918 года была образована Автономная область немцев Поволжья (первоначально называлась - Трудовая коммуна немцев Поволжья) в составе РСФСР с административным центром в городе Саратове, а 19 декабря 1923 года она была преобразована в Автономную ССР немцев Поволжья со столицей – городом Покровск (с 1931 года- Энгельс).
Все население республики в то время составляло 605 тысяч человек, и за короткий срок она стала, как говорили в то время, национальной по форме и социалистической по содержанию. Немцы, привыкшие к порядку и аккуратности, перенесли вековые привычки на новую землю. Успехи республики впечатляли: к концу второй пятилетки она стала передовым и высокоразвитым сельскохозяйственным районом с быстро развивающейся промышленностью. В деревнях и селах появились дороги, немцы умело применяли удобрения, выращивали новые сельскохозяйственные культуры. В республике построили 171 школу, ликвидировали неграмотность, позднее появились 11 техникумов, 5 вузов, издавалась 21 газета.
Но такой невиданный рост, наступившее благополучие в отдельно взятой республике взывали раздражение у сталинского руководства. Вокруг немцев создавалась как бы зона молчания. Газеты и радио их не замечали – как будто и не было никакой немецкой республики в Поволжье.


Начало войны с гитлеровской Германией стало сигналом, что для республики грядут суровые времена. Так и случилось. 28 августа 1941 года вышел указ Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья». В нём было написано: «… Среди немецкого населения в Поволжье имеются тысячи и тысячи диверсантов, шпионов, которые по сигналу, данному из Германии, должны произвести взрывы… немцы скрывают наличие врагов среди советского народа…». И далее в таком духе. Немцев насильственно переселили в районы Казахстана и Сибири, а Республика немцев Поволжья была ликвидирована. Территорию ее разделили между Саратовской и Сталинградской (Волгоградской) областями. Но «органы» не забыли о переселенцах. В 1942 году мужчин и женщин мобилизировали в трудовую армию – на стройки в НКВД. Немцы стали по сути заключенными. После окончания войны их расселили по спецпоселениям, которые отменили в 1955 году. И только в 1964 году в Указе Президиума Верховного Совета СССР было признано, что огульные обвинения 1941 года не имели под собой никаких оснований.  
В соответствии с указом Президиума Верховного Совета СССР 28.08.41 года в 1941 году Беккер Амалия Генриховна 24.12.1911 г.р. была выселена из АССР немцев Поволжья по национальному признаку.
Амалия Генриховна являлась моей прабабушкой. Она родилась в этой республике и жила там до переселения. Её родители отец: Беккер Генрих Кондратьевич и мать: Беккер Мария – Екатерина Кондратьевна вели хозяйство и воспитывали детей и проживали так же в Поволжье.  В молодости Амалия познакомилась с молодым человеком, который после стал ее мужем. Его звали Михель Давид Давидович 21.04.1912 г.р. Его родители отец: Михель Давид Давидович и мать: Михель Екатерина-Елизавета Георгиевна, так же как и семья Беккер проживали в АССР немцев Поволжья. Мой прадедушка Давид и его родители жили очень хорошо. Сами построили дом, обжились достойным хозяйством. Но при переселении им пришлось это все оставить, другого пути не было. В 28.08.1941 году Амалию и Давида сослали в Сибирь. В деревню Стройгородок. Сейчас она входит в город Осинники (основан в 1938 году). Родителей молодой пары сослали в неизвестную мне местность. А сестры и братья, как Давида, так и Амалии после переехали в Германию.
В Стройгородке это была не единственная семья, которую переселили. Чужеземцев очень долго не воспринимали как своих и относились к ним с неуважением. Общались приезжие лишь  между собой. Семья Михель обжилась и вела свое хозяйство. Амалия родила шестерых детей, но так как время было очень сложное и суровое, трое умерли. Шестилетний Виктор выпил уксуса, получил сильнейшее отравление и умер. А пятилетняя девочка умерла от рака, так как в то время не было лекарств. О смерти еще одного мальчика мне ничего не известно. Но трое детей выжили. Моя бабушка выжила, так же как и ее два брата. Старший Михель Александр Давидович 1949 г.р. и младший 1954 г.р. Сама бабушка родилась 20.12.1951 г.р.. Звали ее Лидией.
Амалия, чтобы прокормить детей брала в руки удочку и ходила ловить рыбу. На дачном участке все делала сама, в то время, как муж работал целыми днями. Все домашнее хозяйство держалось в руках хрупкой, но мужественной женщины.
В деревне была всего одна школа №2. В ней и учились дети Амалии и Давида.
Бабушка рассказывала мне, как нелегко ей приходилось в детстве. Выходя из школы, она бежала домой быстрее, потому что ей в спину кидали камни с криком « Фашистка! Вон иди! Вам не место здесь!». Но старший брат всегда заступался за младшую сестру. Долгое время еще не принимали немцев, но они же не были ни в чем виноваты. Люди были глупыми и жестокими. Не смотря ни на что, эта семья стояла твердо и шла до конца.

Демихова Кристина, 11 «В» класс,
 ГБУ ОШИ «Губернаторская женская гимназия интернат».