Главная
  Новости
  Интервью, эссе, воспоминания
  Каменная летопись войны
  Участники проекта
  Наши ветераны
  Ссылки
  Памятка участника
  О проекте
  О нас
Незабываемый 1812 год > Барклай де Толли Михаил Богданович. Исторические личности и герои эпохи Отечественной войны в 1812 года

    Я хочу написать о Барклай де Толли Михаиле Богдановиче. О нём написано много противоречивых высказываний. Барклай де Толли Михаил Богданович (1757-1818) – князь, генерал-фельдмаршал, российский государственный и военный деятель. Родом из лифляндских дворян шотландского происхождения. В 1810-1812 гг. занимал должность военного министра, провел ряд реформ, повысивших боеспособность русской армии. В начале Отечественной войны 1812 г. командовал 1-й Западной армией. Правильно оценив стратегическую обстановку, организовал отход 1-й и 2-й армий в глубь России и их соединение. Его тактика отступления вызвала недовольство общественности, в связи с чем главнокомандующим был назначен М.И.Кутузов. В сражении при Бородино командовал правым крылом русской армии. На совете в Филях поддерживал предложение М.И.Кутузова об оставлении Москвы.

В своей работе я стремилась воссоздать портрет Барклая де Толи, опираясь на отзывы о нем его современников. Кроме того, я попыталась объяснить, почем портрет вышел именно таким, и выявить его очевидные расхождения с реальным обликом Барклая.

Итак, военная карьера Барклая де Толи кажется блестящей: из бедного вахмистра он превратился в генерал-фельдмаршала, князя и полного георгиевского кавалера. Однако за этим внешним блеском скрывается и другое. В жизнеописаниях Барклая нет ни слова о тех душевных страданиях и обидах, которые он перенес. Если Кутузов и Багратион подавляющим большинством людей воспринимаются как национальные герои, то Барклая такая слава обошла.  Почему?  Чтобы полнее ответить на этот вопрос, обратимся сначала к отзывам современников, характеризовавших полководца как человека, как личность.

С ранних лет он выделялся среди сверстников серьезностью, упорством, прямотой и честностью. Впоследствии Барклай снискал уважение немалого числа сослуживцев, включая даже его врагов. Практически все современники подтверждают его храбрость, хладнокровие, мужество. Денис Давыдов называет Барклая « мужественным и хладнокровным до невероятия». А.И.Михайловский-Данилевский, испытывавший к Барклаю крайнюю неприязнь, утверждает, что в одном из сражений «нашел его столь же хладнокровным и серьезным, как и всегда». Ермолов, подсмеиваясь над Барклаем, называет его хладнокровие «ледовитостью», а Майер, личный переводчик Михаила Богдановича, считает,  что это его врожденное качество. Наконец, артиллерист 1-й Западной армии Мешетич называет своего главнокомандующего «бессмертным героем своей мудростью и неустрашимостью».

Ряд подобных высказываний можно продолжать очень долго. Единодушие, с которым разные люди отзывались о мужестве и хладнокровии Барклая, доказывает, что он действительно обладал важнейшими и необходимейшими для настоящего военного достоинствами.

Барклай де Толли вырос в бедности и прошел свой воинский путь от самых низших чинов до фельдмаршала. Логично предположить, что он хорошо знал тяготы армейской службы и должен был с сочувствием и заботой относиться к подчиненным. Это подтверждают и его современники. Баталин, врач и доверенное лицо Барклая, пишет в одном из писем: «Сам я выставляю его о подчиненных заботливость».

Командование отступающей русской армией в 1812 г. является одним из самых значительных моментов в воинской судьбе Барклая де Толли. Ф.Н.Глинка, высоко ценивший  Барклая, приписывает решение отступать «мудрой воздержанности» полководца. Подполковник М.М.Петров называет отступление «уклонением от атаки» и «спасительным маневром», объясняя его благоразумием главнокомандующего 1-й армией. А вот знаменитый генерал Н.Н.Раевский, недруг Барклая, видит причину отступления в его робости перед «гением и славой Наполеона». Ему вторит Г.Данилевский, характеризующий  полководца как «осторожного и медлительного».

Багратион, недолюбливавший Барклая, пишет  в письме Аракчееву : «Министр нерешителен, трус, бестолков, медлителен и все имеет худые качества». По раздраженному тону нетрудно догадаться, что Багратион писал эти строчки в сердцах. Более взвешенной представляется точка зрения генерала Ермолова, лучше многих знавшего характер Барклая:»Барклай де Толли имеет недостатки, с большей участию людей неразлучные, достоинства же и способности, украшающие в настоящее время весьма немногих из знатнейших наших генералов».

А вот, наконец, слова Пушкина: «Барклай останется навсегда в истории высокопоэтическим лицом». Весьма сомнительно, что «трусливый», «нерешительный», «бестолковый» министр смог бы пробудить вдохновение великого поэта и заставить его написать стихотворение «Полководец».

Впрочем, имея высокие личные достоинства, можно быть бездарным полководцем. Обратимся к свидетельствам современников о деятельности Барклая. Первое, что бросается в глаза, -- полярная противоположность большинства оценок. Этот факт заставляет заподозрить авторов в необъективности, которую я бы объяснила следующими причинами. Во-первых, события 1812г. ещё не были пережиты и осмыслены современниками Барклая. Трезвый разум ещё не успел возобладать над кипящими страстями. Поэтому отступление одними расценивалось  только как позор, другими — как гениальная военная стратегия. Во-вторых, Барклай имел много и друзей, и недоброжелателей. Те и другие были к нему пристрастны. В-третьих, возвышенный стиль, господствовавший тогда в литературе, неизбежно накладывал отпечаток как на сами чувства, так и на способ их выражения.

Но, к счастью, до нас дошли и боле взвешенные оценки происходившего. И.Ф.Паскевич, в 1812г. генерал-майор во 2-й Западной армии, так анализирует действия Барклая: «Генерал Барклай де Толли сделал ту ошибку, что, простояв полторы сутки на Петербургской дороге, двинулся обходом только в ночь на третий день». Показывая возможные последствия этой ошибки, Паскевич рассуждает спокойно – и потому убедительно.

Ненависть народа к военному министру ярче всего проявилась в Калуге, где его карету закидали камнями. «Его считали изменником, называли французом и утверждали, что сын его служит в армии Наполеона против нас». Солдаты «в главную вину ставили ему то, что он был не русский». На это обвинение резонно возражал журналист Н.И.Греч: «Да и чем лифляндец Барклай мене русский, неужели грузинец Багратион?» Но Багратиона армия и народ высоко ценили, а Барклая презрительно называли «Болтай да только».

Отступление Барклая критиковал и Денис Давыдов: «Если не прекратится избранный Барклаем…род отступления, Москва будет взята, мир в ней подписан, и мы пойдем в Индию сражаться за французов!» Отсюда, правда, понятно, что прославленный партизан был не против самого отступления; возражение вызывало то, как оно велось.

Существовал и другой лагерь—лагерь сторонников отступления. Федор Глинка, например, называет тактику Барклая «войной завлекательной» и считает, что полководец решил «вести войну скифов и заводить как можно далее предводителя нашествия». Подполковник М.М.Петров не только одобряет отступление, но и весьма убедительно доказывает правильность этого шага. По его мнению, атаковать французов в тот момент было опасно, так как корпуса наполеона «могли стремительно двинуться на Смоленск и, соединившись там в тыле нашем, составить армию, превосходящую наши общие силы, с которой сам Наполеон  напал бы на тыл наш». Кроме того, Петров делает важнейшее заявление, что « тайна спасительного маневра» Барклая «согласна была с такою же волею государя императора, порученною Кутузова, принесшие России победу в Отечественной войне, стали продолжением действий Барклая.

Итак, восприятие современниками фигуры Барклая де Толли представляется весьма противоречивым. При этом в оценке личных достоинств и друзья, и недоброжелатели достаточно единодушно отмечают его мужество, хладнокровие, неустрашимость. Что же касается профессиональной деятельности, то мнения здесь диаметрально противоположны. Общественное мнение, которое в критической ситуации 1812 года не могло быть объективным, вынесло свой приговор: скорее предатель, чем герой. Но нельзя забывать, что в другом лагере были те, чьи оценки не вызывают сомнений в их взвешенности и обоснованности. Во время заграничного похода 1813-1814 гг. командовал объединенными русско-прусскими войсками, участвовал в сражениях при Кульме, Лейпциге, взятии Парижа. После окончания военных действий занимал ряд командных должностей в русской армии.

 МБОУ  «Володарская Средняя Общеобразовательная Школа № 2»

Ученица 8 «Г» класса 

Айдаралиева Регина

Руководитель: Кулькатова М.А.