Главная
  Новости
  Интервью, эссе, воспоминания
  Каменная летопись войны
  Участники проекта
  Наши ветераны
  Ссылки
  Памятка участника
  О проекте
  О нас
Незабываемый 1812 год > Герои Отечественной войны 1812 года!

 

 Личность М.Б Барклай де Толли, как ни одного другого русского военачальника той эпохи была окружена плотной завесой противоречивых и стереотипных суждений, в результате чего некоторые стороны его военно-политической деятельности оказались скрытыми и до сих пор незаслуженно забытыми, в том числе и авторами школьных учебников.

           Собирая материал для данной работы, я обнаружила, что М. Б. Барклай де Толли известен не только как талантливый военачальник, но является и создателем русской военной разведки.

Знакомство с этой стороной его деятельности позволило мне узнать много новых имен героев 1812 года, незаслуженно забытых и отдать  должное вкладу русской разведки в победу 1812.

Начало русской разведке положила секретная экспедиция. Она появилась в военном ведомстве в 1810 году, а в начале 1812 года получила название Особенной канцелярии. Это и был высший орган русской военной разведки. С самого начала своего существования Особенная канцелярия работала в условиях строгой секретности и подчинялась только Барклаю. О ней не знал практически никто из современников.

Минимальный штат сотрудников подбирался весьма тщательно. Помимо директора там служили три экспедитора и один переводчик. До 19 марта 1812 года пост директора занимал близкий Барклаю человек – флигель-адъютант полковник А. А. Закревский, боевой офицер, имевший богатый опыт в военном деле и навыки ведения штабной работы.

Деятельность Особенной канцелярии велась в трех направлениях: организация стратегической разведки (добывать за границей стратегически важные сведения), тактической разведки (собирать данные о войсках противника на границе) и контрразведки (выявлять и нейтрализовать наполеоновскую агентуру).

Анализ поступавшей в 1810-1812 годах развединформации показывает: самые важные сведения отправлял из Парижа А.И.Чернышев. По-светски обходительный, полковник сумел завести обширные знакомства и связи в высших кругах парижской знати. Этому способствовало его положение доверенного человека  Александра I . Наполеон отличал ловкого курьера, приглашал на охоту и обеды.

Своим человеком Чернышев стал у сестры Наполеона королевы Неаполитанской. Молва приписывала ему любовную связь с другой сестрой императора Полиной Боргезе, особой легкомысленной и ветреной. И, видимо, не случайно. В глазах женского общества он поднялся еще выше после печально знаменитого бала у австрийского посла князя К. Шварценберга. Когда в разгар веселья загорелся дворец , и в огне пожара погибло много людей, русский офицер не растерялся, действовал решительно и мужественно, не раз бросался в горящее здание и спас жизнь женам нескольких высокопоставленных лиц.

     После светских приемов он брался за перо и писал в Петербург пространные донесения. За короткий срок Чернышеву удалось создать собственную сеть информаторов в интеллектуальных сферах Парижа. Чтобы раздобыть нужные данные, он не брезговал никакими способами, в основном прибегал к подкупу. Самую ценную информацию получал из военного министерства Франции. Правда, здесь не  было его особой заслуги: еще в 1804 году русскому дипломату П. Я. Убри  удалось завербовать служащего  военного министерства Мишеля, который, в свою очередь, привлек к сотрудничеству чиновников этого ведомства. Со временем Чернышеву передали связь с Мишелем, и он как бы получал проценты от давно вложенного в дело капитала.

Сведения из военного министерства Франции были необычайно ценны. Мишель имел доступ к составляемым только для Наполеона каждые 15 дней в единственном экземпляре подробным расписаниям численного состава французских вооруженных сил. Поэтому в Петербурге в военном ведомстве отлично знали о состоянии наполеоновской армии.

Работа Чернышева в Париже закончилась в феврале 1812 года. За ним давно уже следили, подсылали ложных информаторов, а министр полиции Саври инспирировал газетную статью с прозрачными намеками на его шпионскую деятельность. Тучи сгущались, и гром мог разразиться в любую минуту. Требовалась крайняя осторожность. Но Чернышев допустил оплошность, имевшую далеко идущие последствия. Перед очередной поездкой в Петербург он не уничтожил записку от Мишеля, случайно забившуюся под ковер. Ее-то и обнаружила французская полиция, нагрянувшая в дом после отъезда русского офицера. По подчерку был выявлен автор. Мишеля арестовали и гильотинировали. Для прибывшего в Россию Чернышева все закончилось благополучно.

Все донесения разведчиков собирались в сброшюрованные книги, и на их основе проводился подсчет военных сил, которые могут принять участие в кампании против России. Кроме того, П. Чуйкевич в январе 1812 года составил дислокационную карту французских частей, где фиксировались передвижения и концентрация войск Наполеона.

Еще в сентябре 1811 года полковник Ф. В. Тейль советовал «вести длительную и упорную войну», так как Наполеон рассчитывает на быстрый успех. Он предлагал отступать, «избегать генерального сражения», действовать отрядами легкой конницы в тылу противника, стараться затянуть войну до зимы.

Аналогичные мысли высказывал и Чернышев. Он исходил из тезиса: «в политике, так же как и в военном искусстве, главное правило заключается в том, чтобы делать противное тому, чего желает противник.

Идеи Тейля и Чернышева были развиты и получили законченное выражение в написанной в г. Вильно 2 апреля 1812 года записке Чуйкевича «Патриотические мысли или политические и военные рассуждения о предстоящей войне между Россиею и Франциею…». В ней подводился итог анализа разведанных, и давались рекомендации русскому командованию. Чуйкевич высказался за необходимость вести оборонительную войну, придерживаясь при этом правила «предпринимать и делать совершенно противное тому, чего неприятель желает». По его мнению, гибель наших армий могла иметь «пагубные для всего отечества последствия». «Потеря нескольких областей не должна нас устрашать,- писал автор,- ибо целостность государства состоит в целостности его армий». Он выдвинул следующую тактическую концепцию ведения войны:  «Уклонение от генеральных сражений, партизанская война летучими отрядами, особенно в тылу операционной неприятельской линии, недопускание до фуражировки и решительность в продолжении войны: суть меры для Наполеона новые, для французов утомительные и союзникам их нетерпимые». «Надобно вести против Наполеона такую войну, к которой он еще не привык…». Записка была написана специально для Барклая. Ценность ее, на мой взгляд, заключалась в убедительной аргументации необходимости отступления, главным защитником которого являлся Барклай, с хладнокровием и мужеством применивший свою концепцию на практике в ходе боевых действий.

На тактическую разведку возлагалась задача получения военно-политической информации на сопредельных территориях. Четкой организационной структуры она не имела. Разведработой занимались специалисты резиденты, военные коменданты пограничных городов, офицеры частей, расквартированных вблизи границ. Большую помощь им оказывали гражданские и полицейские чиновники.

В последние месяцы перед войной тактическая разведка значительно активизировала свои действия. По свидетельству Л. Л. Деннигсена, командование почти ежедневно получало в Вильно «известия и рапорты о движениях различных неприятельских корпусов». На основе этих сведений Барклай определил, что основные силы Наполеон собрал между Ковно и Гродно, что 12 июня противник перейдет границу. Правда, точно указать место переправы разведке не удалось. По данным П. Х. Витгенштейна, французы могли переправиться в нескольких пунктах от Олиты  до Тильзита. Главное, что все генералы заранее знали о начале войны, получили инструкции, а их войска находились в боевой готовности.

По мере приближения военных действий становилось ясно: необходимо создать службу контрразведки в армии. В 1812 году появилось «Учреждение для управления Большой действующей армии». Одним из секретных дополнений этого законодательного акта стало «Образование высшей воинской полиции», документ, на основе которого и была построена организация русской контрразведки. Курировал ее деятельность начальник Главного штаба армии.

Агентурную разведку проводили также командиры авангардных (арьергардных) частей. Из сохранившейся отчетной ведомости в армии П. В. Чичагова видно, что в октябре-декабре 1812 года в тыл противника направлено 19 человек. В тылу врага действовали местные патриоты – их конспиративные группы поддерживали связь с командованием. В период оккупации они существовали в Велиже, Полоцке, Могилеве, вероятно, и в других местах.

Подводя итоги, можно сказать, что русская разведка сыграла важную роль в военных действиях 1812 года, ее деятельность во многом способствовала победе русского оружия в Отечественной войне.

А организация и становление этой работы позволила проявиться новым, незаслуженно забытым граням таланта М. Б. Барклай де Толли.

Автор работы: 

                                           Савенкова Виктория Сергеевна

                                           Ученица 10 «В» класса МБОУ СОШ с. Енотаевка

                                           Руководитель работы:

                                          Степовая Ольга Васильевна