Главная
  Новости
  Интервью, эссе, воспоминания
  Каменная летопись войны
  Участники проекта
  Наши ветераны
  Ссылки
  Памятка участника
  О проекте
  О нас
Незабываемый 1812 год > АСТРАХАНЬ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1812 ГОДА

 
«Гроза двенадцатого года
Промчалась. Кто здесь нам помог?
Остервенение народа?
Барклай? Зима? Иль русский Бог?»
                                    (А.С.Пушкин)
Если бы я был Пушкиным, то слово «остервенение» заменил бы на слова «патриотизм всего народа» в вынесенном эпиграфе. Но до Пушкина мне далеко, а вот само наполеоновское нашествие вызвало небывалый патриотический подъем во всей России. 
Астрахань находилась далеко от района боевых действий, но это не означало, что жители ее были равнодушны и спокойны. Напротив, высокие патриотические чувства, проявленные астраханцами, вызывают восхищение и уважение. На военные потребности и на составление новых воинских сил наши земляки добровольно пожертвовали более 546 тысяч рублей. Это были люди разных сословий и национальностей: духовенство, дворянство, купцы, казаки, мещане, ремесленники, крестьяне. Русские, армяне, татары, калмыки, персы, украинцы, туркмены и другие народы, жившие в пределах Астраханской губернии, объединились в своем желании и готовности помочь России в трудное время.  Например, от армян поступило более 100 тысяч рублей, от татарского населения - около 23 тысяч, от индийцев - 20 тысяч. Известный меценат И.А. Варваций пожаловал на нужды армии 25 тысяч рублей, а не менее известный своей благотворительностью купец Петр Сапожников - 17 тысяч. Собиралось в Астрахани и народное ополчение под руководством отставного лейтенанта флота Дурлова и горожанина Арнатова. На нужды ополчения астраханцы также жертвовали значительные денежные суммы. 



Формирование калмыцких полков. 
Неувядаемой славой покрыли себя доблестные астраханские калмыки, наводившие ужас французов, показавшие чудеса храбрости и отваги в сражениях войны 1812 года.
В Астраханской губернии было сформировано 2 калмыцких полка: в Дербетовском улусе под командованием Джамбо Тундутова, в Хошеутовском улусе - под командованием Серебджана Тюменя. 
Тундутовский полк стал именоваться первым калмыцким полком, а полк Тюменя - вторым. Оба полка вошли в состав третьей армии генерала Тормасова.  
Помимо калмыков-воинов в полку находились 28 астраханцев-добровольцев (среди них купцы Василий и Иван Гоглазины, пекарь, гелюнг (священник), переводчик, 15 казаков Астраханского казачьего войска).
Боевой путь и подвиги астраханских калмыков
С июля 1812 гола начался их славный боевой путь: бои у г. Бреста, разгром трехтысячного французского отряда генерал-майора Кленгеля в районе Кобрина. У города Пружан вместе с гусарами и казаками тюменевцы отбили склады противника и пленили эскадрон саксонских драгун. Пример неустрашимой храбрости показали воины второго калмыцкого полка, а наиболее отличившиеся урядники Мекле, Цаган Халга, рядовой Иджил были награждены "Знаками отличия военного ордена". 
"Страшные" калмыки, - так окрестили степных конников за их стремительные действия солдаты наполеоновской армии. Сами же калмыки не только лихо махали саблями, без промаха стреляли по врагу, но и слагали песни о кампании 1812 года, пели их на привале, отдыхая от боя. Вот одна из таких походных песен, которая впоследствии была напечатана в астраханском музыкальном журнале Ивана Добровольского. Называлась она «Маштык боодо» (малая лошадь). Вот перевод слов этой песни на русский язык:
Французы в четверть носа,
Нетрудно их побить.
Наши лошади крепки,
Наш владелец (нрзб.) храбрый
Летим с ним в Москву,
Там побьем пятьдесят тысяч французов,
Они Москву столицу разорили.
Любезный наш владелец
Мы умрем за Государя и Отечество!
Полетим скорее птицей
И они все погибнут,
И не дадим французам ни махан,
Ни трубки с табаком.
За стойкость и мужество в бою у Городечны Тюмень был награжден именным оружием - золотой саблей с надписью "За храбрость".
Астраханские калмыцкие полки не участвовали в Бородинском сражении. Перед ними стояла задача отвлечения неприятеля от основных сил русских, и с ней они с честью справились. На поле же Бородинском покрыл себя неувядаемой славой другой полк, астраханский кирасирский, показавший примеры доблести и бесстрашия в бою. Из 597 кирасир в строю остались только 95 человек. Участвовали ли уроженцы Астрахани в действиях полка, или полк только носил имя Астраханский - на эти вопросы историкам еще предстоит ответить. И еще один полк - Астраханский гренадерский - бесстрашно сражался на Бородинском поле. Тем самым название нашего города навсегда связано с подвигами астраханских кирасиров и гренадеров, вписанных золотыми буквами историю русской славы.
Полк Тюменя все время следовал в авангарде русских войск через территории герцогства Варшавского, Германии, Франции до Парижа и потом до Фонтенебло: на этом пути следования беспрерывно участвовал в делах с неприятелем. Это и штурм крепости Ченстоховской, и сражения под Бунцлау и Гроссенгеймом, наконец, знаменитая "битва народов" при Лейпциге, где доблестно проявили себя солдаты князя. Отличились тюменевцы в боях, переправляясь через Рейн.  За проявленную отвагу князь Серебджан жалован был чином подполковника. За участие в сражениях 1814 года, особенно при Суассоне, где калмыкам удалось сильным ударом опрокинуть и смять целую колонну французских войск, Тюмень был награжден орденом святой Анны II класса. В марте 1814 года астраханские калмыки в составе войск триумфальным маршем победителей прошли через Париж. Так закончился славный боевой путь тюменевского полка.
Эпилог
Наши соотечественники отличались нравом незлобным, добрым. Об этом свидетельствует следующий факт. В ноябре 1812 года в Астрахань прибыли пленные французы. Газета "Восточные известия" сообщала, что рядовых солдат разместили в старых городских казармах, офицеров расселили по квартирам на Казачьем бугре. Астраханцы проявили сострадание к участи пленных. Один купец, по свидетельству газетной корреспонденции, пригласил к себе в дом пленных, потчевал их обеденным столом и в разговоре упомянул, что Бонапарт русских варварами считает. "Посмотрите на нас, похожи ли мы на варваров?" - спросил он, на что французы, молча, прослезились. Какая трогательная история. Не правда ли?
С. Тюмень умер спустя десять лет в 1848 году. А в 1858 году, другой князь из рода Тюменей радушно принимал у себя в гостях знаменитого француза - Александра Дюма. Это было уже не поле битвы, а встреча двух культур, жажда познания и мирного общения.
Автор: Арзанов Олег Олегович