Главная
  Новости
  Интервью, эссе, воспоминания
  Каменная летопись войны
  Участники проекта
  Наши ветераны
  Ссылки
  Памятка участника
  О проекте
  О нас
Незабываемый 1812 год > Астраханский гренадерский полк

 

Наступивший 2012 год – особенный. Это год юбилея величайшего события не только нашей истории, но и истории всего мира. Я считаю, что  Россия в 1812 году вела войну против всей Европы. Первая мировая война началась, справедливо рассуждая, ещё тогда,  в  ХIХ веке. Конечно,  Англия была нашим союзником, но она не вела активных действий на континенте, а все остальные великие державы воевали против нашего государства! Кто  же обеспечил  нашу победу? Кто эти герои? Кто смог противостоять   лучшим  в мире (без всякого преувеличения!) солдатам Наполеонам? В современном  мире трудно разобраться в  дипломатических, экономических и династических  причинах этой войны. Но как  интересно! Интересно окунуться в эту эпоху, эпоху благородства,  славы и настоящих патриотов, геройски идущих на верную смерть. Ради чего наши предки  гибли за тысячи вёрст от родных земель?  Да что мы вообще знаем о КОНКРЕТНЫХ  людях, о КОНКРЕТНЫХ героях, повернувших историю и создавших тот мир, в  котором  мы теперь и  живём?

Я и мои родители родились далеко от Астрахани. Может поэтому мне интересно, что было здесь, на этой земле… Для исследования я выбрала Астраханский гренадерский полк. Часто говорят «человек гренадерского роста» или что-то подобное. Но кто вообще такие гренадеры? Название это первоначально присвоено было храбрейшим пехотным солдатам, назначенным для бросания ручных гранат  - гренад, по-французски. У каждого гренадера было несколько  ручных гранат в особой сумке; кроме того, он имел и прочее вооружение пехотинца; головным его убором служила гренадерка, так как что носимые в то время солдатами треугольные шляпы мешали бросанию гранат. Впоследствии гренадеры сохранились лишь как части, составленные из отборных людей, можно сказать – специального назначения. У нас гренадеры появились при Петре Великом. Цвет мундиров всех русских гренадер был зелёный, погоны красные. На эмблеме нашего полка красуется «1700» - год основания, то есть он один из старейших в России. Правда, Астраханским гренадерским он стал называться только в 1790 году, когда большинство рекрутов оказались астраханцами. Сразу же  полк овеял себя славой. Он участвовал в Северной войне против Швеции.  Пётр I водил его в свои Прутский и Персидский походы. В Семилетней войне  полк тоже участвовал. В двух русско-турецких кампаниях полк был трижды особо отмечен Екатериной II. В августе  1769 года батальон полка  атаковал и разбил целый турецкий корпус!  В июле 1770 года в знаменитом сражении при Кагуле астраханцы вместе с 1-м Московским полком успешно сражались с превосходящими силами янычар, внесли огромный вклад в общую победу.  В мае 1773 года  Суворов с отрядом из 800 человек взял крепость Туртукай.  Половину отряда составляли наши гренадеры. Уже под новым названием полк прославился в польских кампаниях 1792 и 1794 гг., русско-турецкой войне 1806 – 1812 гг., русско-прусско-французской кампании 1806 – 1807 годов. Да что говорить, в нашем полке в разное время служили  такие прославленные полководцы, как Багратион и Суворов!

  К августу 1812 года Астраханский гренадерский полк во главе с командиром Иваном Филипповичем Буксгевденом находился в составе 2-й гренадерской дивизии под командованием Карла Макленбургского. Сама же 2-я гренадерская дивизия была в составе 8-го пехотного корпуса 2-й Западной армии генерал-лейтенанта М.М. Бороздина. Настоящим испытанием для Астраханских гренадеров да и всей русской армии стало Бородино. Сначала наш полк участвовал в сражении за Шевардино, а затем  защищал легендарные флеши у деревни Семёновской.

На картине Рубо Астраханские и Московские гренадеры проходят через то, что когда-то было деревней Семёновской. Через считанные минуты они вступят в бой с отличными бойцами французских маршалов Даву и Нея, польского князя Понятовского. В тот момент на левом фланге создалось опасное положение. После одной из самых ожесточённых атак французов  Багратион был вынужден  использовать из резерва гренадер, которые не подвели. Как свидетельствует донесение М.И. Кутузова Александру I, «Князь Багратион, видя умножение неприятеля,... вынужден был употребить из резерва 2-ю гренадерскую дивизию под командою генерал-лейтенанта Бороздина».  Около десяти часов утра противнику все же удалось овладеть флешами и захватить часть деревни Семеновское. Это ужасное и кровавое событие много раз описывали художники, вспоминали писатели и поэты…Гренадеры не привыкли отступать, французы, имевшие огромный опыт  сражений  тоже не собирались отдавать победу…
 Кутузов в донесении писал царю: «...неприятель, усилясь артиллерию и пехотою против укреплений нашего левого крыла, решился вновь атаковать оные. Многократные его атаки были отбиты... Наконец удалось овладеть ему нашими тремя флешами, с коих мы не успели свести орудий. Но не долго он воспользовался сею выгодою; полки Астраханский, Сибирский и Московский, построясь в сомкнутые колонны под командою генерал-майора Бороздина, с стремлением бросились на неприятеля, который был тотчас сбит и прогнан до самого леса с большим уроном. Таковой удар был с нашей стороны не без потери. Генерал-майор принц Мекленбургский Карл ранен…Астраханского гренадерского полка полковник Буксгевден, несмотря на полученные им три тяжкие раны, пошел еще вперед и пал мертв на батарее с многими другими храбрыми офицерами. После чего неприятель, умножа силы свои, отчаянно бросился опять на батареи наши и вторично уже овладел оными, но генерал-лейтенант Коновницын, подоспев с 3-ю пехотной дивизией и видя батареи наши занятыми, стремительно атаковал неприятеля и в мгновение ока сорвал оные…».


Превосходящие силы противника всё-таки заняли флеши. Но какой ценой!  Наши гренадеры сопротивлялись ожесточённо. На памятнике 2-й Гренадерской дивизии Карла Мекленбургского на одной из плит значатся страшные цифры потерь. Список Астраханского гренадерского полка  сохранил скупые, отрывочные, но такие дорогие для потомков сведения о героях того сражения. Так,   командир роты  штабс-капитан  Людвиг Болен  «при взятии батареи вел командуемую им роту с неустрашимостью,  при взятии батареи весьма много способствовал к заклепанию пушек, потом за отбытием по случаю смерти и получении ран командовавших, командовал полком, не имея уже патронов по приказанию корпусного командира выстроев фрунт, бросился на штыки, но вынужден был от нападения неприятельской кавалерии в купе с Московским гренадерским полком ретироваться отражая оную штыками. После чего позади нашей кавалерийской линии выстроили из разных команд карею, поступив в командование 11-й дивизии майора фамилия неизвестного, и по его команде ретируясь далее и не нашед вышеупомянутого г-на майора собрал команды полков 2-й гренадерской дивизии и пополнив патроны из патронных ящиков конвойной команды первой армии дал знать об оном его светлости главнокомандующему …». Можно сказать, что  этот никому не известный офицер пусть и немного, но покомандовал обороной знаменитых Багратионовых флешей! Другой герой капитан  Иван Васильевич Лапинский "способствовал к заклепанию трех наших пушек, которые были уже в руках неприятеля" и был ранен в живот навылет пулей и контужен в левую руку. Известно, что генерал Кутайсов,  командовавший нашей артиллерией приказал не покидать пушек до последнего: «Подтвердить от меня во всех ротах, чтоб они с позиций не снимались, пока неприятель не сядет верхом на пушки. Отважно держась на самом близком картечном выстреле, можно только достигнуть того, чтобы неприятелю не уступить ни шагу нашей позиции. Артиллерия должна жертвовать собой; пусть возьмут вас с орудиями, но последний картечный выстрел выпустите в упор, и батарея, которая таким образом будет взята, нанесет неприятелю вред, вполне искупающий потерю орудий». Артиллеристы выполняли приказ своего начальника, сам Кутайсов – тоже, но гренадеры, пока были живы, всеми силами стремились не отдать пушки врагу и, в крайнем случае, их нужно было испортить, «заклепать». Подпоручик Приклонской Петр Андреевич, состоял ординарцем генерал-лейтенанта Бороздина. Во время сражения «способствовал к отбитию у неприятеля генерал-лейтенанта Бороздина», то есть спас Михаил Михайловича от плена. Штабс-капитан  Фохт Иван Васильевич  24-го августа « ... находился с ротой в стрелках..., а 26-го... находясь также с полком у прикрытия батарей был послан с ротой в стрелки отретировался по приказанию принца Мекленбургского , расстреляв уже все патроны, после чего ранен пулей в живот». И уж совсем геройски повёл себя другой капитан Иван Михайлович Татаринов. Вначале он  исправлял  должность старшего адъютанта 2-й гренадерской  дивизии: «в сражении 24-го числа был при всех атаках делаемых Киевским и Малороссийским гренадерскими полками и получил контузию в ногу. 26-го же числа все время сражения от утра и до самой ночи находился в разных местах своей дивизии и был сильно ранен в голову пулею и другую сильную контузиею, но не взирая на боль ран своих и на позволение от начальства ехать в Москву, остался при дивизии и при командовании Астраханским гренадерским полком». Героизм был массовым, что признавали даже враги…

       Лермонтов   сказал о героях Бородина  знаменитые слова:

 

                       Могучее, лихое племя.

                       Богатыри – не вы.

                      Плохая им досталась доля.

                    Немногие вернулись с поля.

                      Когда  б не Божья воля

                    Не отдали б Москвы.

 

 

Эти малоизвестные герои спасли Россию, нам их далёким потомкам никогда нельзя забыть этого.

 

 

  Работа Беликовой Анастасии Андреевны, 1997 года рождения

Ученицы 8 «Б» класса МБОУ «СОШ села Тамбовки»