Главная
  Новости
  Интервью, эссе, воспоминания
  Каменная летопись войны
  Участники проекта
  Наши ветераны
  Ссылки
  Памятка участника
  О проекте
  О нас
Интервью, эссе, воспоминания (2010 год) > г.Астрахань > Из воспоминаний Юрия Ульяновича Кременецкова

      Песня про фронтовую полуторку – это о нашем ветеране Юрии Ульяновиче Кременецком. С ней, дорогой подругой, он доехал до Германии. На ней исколесил дороги нашей страны от Астрахани до государственной границы и дороги Европы. Верен автомобилю и теперь. Юрий Ульянович, несмотря на возраст, быстр в движениях, скор на слово, общителен и мудр. С удовольствием рассказывает о себе на встречах в нашем музее. Эти рассказы имеют свою историю с 1993-го года: на встречах в учебных группах, на «круглых столах», встречах с бойцами поискового отряда, на Линейке Памяти для первокурсников, в актовом зале, учебной аудитории, на Духосошественском кладбище, на областных форумах патриотов – поисковиков.
     Он говорит просто, задушевно, убедительно. Родился 5 января 1924 года в Астрахани, в семье малограмотных родителей. Отец – Ульян Архипович был кузнецом, мать – Мария Андриановна – санитаркой. Оба работали в больнице на Паробичевом бугре, где и родился Юрий Ульянович. Оба похоронены на старом кладбище в одной могиле.
     Семейные традиции всегда соблюдались в этой семье, предки которой были выходцами из Украины: строгость, порядок, уважение к старшим, трудолюбие. Особо ценилась грамота, Юра учился хорошо. Домом знаний стала для него 18 -ая школа, которая была на углу улиц Плещеева и Кирова, где он окончил 4 класса, а потом он перешел в школу № 30 (угол улиц Володарского и Советской). Он окончил в 1941-ом году 9 классов. Юрий Ульянович рассказывает о 1-м дне войны: «Собрались с соседями-ровесниками купаться. Насобирали тутника. Радовались. Был теплый день, позагорали. Собрались домой. Подходим к дому одноклассника Васи Романова. У дома сидит и курит его отец. А мы, веселые, собираемся угостить его тутником. Он хмурился и курил. Спросил: «Слышали новость? Немец объявил войну». Мы возмутились: «Как же так?! Ведь заключен договор!». Я поехал домой, на улицу Челябинскую, что была рядом. Родители были дома, но еще ничего не знали. Они тоже ВОЗМУТИЛИСЬ из-за предательства Гитлера: «Ведь был же договор!». Нас, ребят, вызвали в нашу школу, сказали, что мы должны поехать в Старую Полтавку всем классом. Приехали. Нас ждал казах на подводе, запряженной лошадью, перевез всех в село Страсбург (в Сталинградской области жило очень много немцев). Мы узнали, что немецкие семьи были высланы на восток страны, работать в хозяйстве было некому. Мы удивлялись чистоте и порядку в селе, в хозяйстве. Село было богатое. Дома добротные, кирпичные, с аккуратными садиками. Конюшни вымощены досками, трубами, хорошие ясли для корма скоту. Каждая лошадь – в своем стойле. Мы начали работать с удовольствием: ребята ухаживали за лошадями, девочки за птицей, кормили хорошо, а мы старались.
Отработали положенное время, нас снабдили разными продуктами, которых надолго хватило потом, дома. На поезде прибыли в Астрахань. Никто не покинул рабочего места, не нарушил дисциплину. Правда, были некоторые ребята, которых не пустили на работу родители под всякими предлогами, мы перестали их уважать.
         Прибыли домой, надо было определяться, что делать. Нас, друзей, собрал отец Алешкина Саши и посоветовал учиться на шоферов, он сказал, что не до школы теперь, надо помогать стране. Мы закончили курсы за 3 месяца и стали работать. Это была работа на нужды фронта. Возили зерно на крупозавод и на завод Дзержинского, встречали на машинах теплоходы, прибывавшие из Сталинграда, перевозили раненых с судов в госпитали, а на суда привозили рыбу, зерно, соль и другое, встречали эвакуированных. Насмотрелись на войну. Так жалко было эвакуированных: женщины с детьми, один на руках, другой за руку идет рядом, за спиной котомка. А нужно взобраться на машину. А народа много, все спешат, кричат, а она не может без помощи обойтись. Старики с палочками. А раненные солдаты, перевязанные, все тяжелые, их нужно нести на носилках к тому транспорту, который повезет их в госпиталь... «Мы помогали, помогали наши горожане». Юрий Ульянович на время умолкает взволнованный, а затем продолжает: «Время подошло к призыву. Попал в 52-ю отдельную стрелковою бригаду, что формировалась в Астрахани. Сначала охраняли железную дорогу от фашистских извергов, несмотря на их превосходство, к нашему родному городу не допустили. Воевать было трудно без воды, достаточной пищи, да и по вооружению проблем было много. Тяжелые бои были за Яшкуль и Элисту. Все помню, как сейчас. Потом опять степи ростовские, а бои ожесточенные. Много крови унесли Маныч, Сальск, Батайск, Ростов, «Миус – фронт» особенно. Это был кошмар, из которого мы вышли победителями. Я вместе с 28-ой армией преодолел многие тысячи километров по Украине, Белоруссии, Польше, Австрии, Германии. Вынес все: жару и жажду, водные преграды, горные рубежи, сухие степи, болотистые места. Если бы вы знали, как было трудно, жутко. Такое напряжение мог вынести только русский солдат».
Юрий Ульянович рассказал о многих случаях – приключениях с ним лично. Выживали с помощью мудрости, спасались с помощью нашей смекалки, побеждали умением и сноровкой, трудолюбием.
Когда его спросили: «За что был награжден орденом «Славы», он смутился немного и сказал, что на фронте за каждый бой нужно было давать ордена: «Был случай, когда нашу колонну стали обстреливать фашисты 77 -миллиметровыми снарядами, она остановилась. А это значит, что обстрел будет опаснее – он прицельнее. Рядом со мной сидел командир, он сказал: «Юрка, давай сбегай вперед, узнай, что там. Я помчался. Увидел: на дороге стоит машина, поперек. В кабине окровавленный шофер, т.е. дорога, перекрыта, объехать ее было нельзя ни слева, ни справа. Я сел за руль, завел машину. А обстрел идет, выщелкивает из нашей колонны машины. Я ухитрился как-то вывести машину из колеи и побежал к своей машине. Были спасены машины, ценный груз и люди. Командир дивизии вручил мне орден «Славы» II степени».
            И еще один рассказ: «Мы пришли в Котбург. Моя полуторка вышла из строя. Город только бомбили наши союзники. Нас собрали и сказали, что в городе много немецких солдат, которые прячутся. Нас троих послали проверить улицы. Шли осторожно, осматривали улицы, подвалы. Я увидел машину «Опель», пошел рассмотреть. Ключ в замке. Завел ее. И побежал к своим, предложил машину взять. Потом зашли в подвал, кричим по- немецки: «Руки вверх!» Слышим какую-то возню. Еще раз кричим. Выходят люди в немецком обмундировании и говорят по-русски. Это были власовцы, перепуганные, суют нам в руки свои медальоны: русский, татарин, казах... Наши соотечественники. Хоть и власовцы, а с сердцем у нас плохо! Мы передали их в комендатуру. После возвращения в часть я рассказал об «Опеле», мне разрешили его взять. В это время я возил связистов. Надо было успевать везде во время. Свою полуторку передал другому шоферу». Победу встретил в Праге.
Награжден, кроме ордена «Славы», орденом «Отечественной войны» II степени; медали «За боевые заслуги», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги», «За победу над Германией»; многие юбилейные и памятные медали.

Студентка технического колледжа АГУ группы ДЭБ-32 Медникова Мария