Главная
  Новости
  Интервью, эссе, воспоминания
  Каменная летопись войны
  Участники проекта
  Наши ветераны
  Ссылки
  Памятка участника
  О проекте
  О нас
Интервью, эссе, воспоминания (2010 год) > г.Астрахань > «Письма из прошлого…»

1941 – 1945
Что мы знаем о войне?! – Немного…
По рассказам бабушек и мам
Знаем, что надежда и тревога
Об руку ходили по домам.
Слухи зависали, как знамена.
Дымом застилался горизонт.
Многоверстный и многоименный
Жаждал крови ненасытный фронт.
А из тыла за волной волна
Шла латать верховные промашки:
Всасывала мальчиков война –
И выплевывала мертвые бумажки.
Каждый шаг – к победе ли, к беде, –
Сводки измеряли расстояньем.
Даже самый распобедный день
Был кому-то вечным расставаньем.
Годы возвращающий экран,
Очевидцев честные романы –
Все равно останутся обманом:
Ссадины не заменяют ран.
Только изредка за толщей дней
Вдруг всплеснёт сирены голос лютый,
Замирая криками детей –
И застынет сердце на минуту…
(Михаил Галин)

«Письма из прошлого…»

История Яфаровой Раисы Фоминичны.

  Далекие звезды мерцают над головой. Снег мирно поскрипывает под ногами. Веселая стайка припозднившихся подростков шумно и весело обсуждает  что-то.  Обыкновенный зимний вечер в южном городе Астрахани мне почему-то казался удивительным и прекрасным. Мирным, потому прекрасным. Недавно, минут пятнадцать назад, я побывала в другой жизни, в  другой плоскости человеческих измерений. Я не была свидетельницей того, о чем мне рассказала Раиса Фоминична Яфарова, но гул самолета, скрип колес труповозки долго мне  чудились. Отгоняя эту страшную явь, я тихо благодарила старенькую женщину: «Спасибо, что выстояли!»  В этот момент я вдруг поняла, что 9 мая 2010 года обязательно куплю огромную охапку душистой сирени и поздравлю ветерана войны с Великим Днем Победы. Ведь сегодня из уст женщины этого фронтового поколения я услышала суровый голос военного времени. Удивилась, что выжили. Восхитилась, что выстояли. Своеобразные письма из прошлого должны знать мои современники, потому что забвение может опять вернуть этот страшный гул самолета, этот страшный скрип труповозки.

Письмо первое. 22 июня 1941 года.

  Ослепительно синее небо… Летняя пора… Солнце, много солнца… Ничего не предвещало войны. Из Москвы приехали родственники, в доме шумное оживление от долгожданной встречи. Я, девятиклассница, лелею мечту о карьере драматической актрисы. В своих девичьих снах вижу себя на сцене, среди цветов, аплодисментов и ликующих зрителей. В этот день все растаяло, как летнее марево. Черный рупор радиоприемника сообщил голосом Левитана, что началась война. Истошный крик, суматоха, детский плач и слезы, слезы, слезы…. Страшный день!

Письмо второе. 15 июля  1941 года.

  Нельзя привыкнуть к слову «война», но, когда законы военного времени диктуют ритм твоей жизни, некогда задумываться о своих личных переживаниях. Сначала оборудовали школу под госпиталь, потом учились военному ремеслу. Приходя домой, валилась с ног от усталости, хотелось только спать. Сейчас, вспоминая свою тревожную юность, я страстно желаю своему внуку, чтобы он бегал на свидание, целовал девушек, дарил им цветы, но никогда не думал о том, что в пять утра надо бежать на военные сборы, потом успеть в госпиталь, потом на завод… Столько было обязанностей у пятнадцатилетней девочки в первый военный год!

Тот же двор.
Та же дверь.
Те же стены.
Так же дети бегут гуртом,
Та же самая «тетя Лена»
Суетится возле пальто.
В класс вошла.
За ту парту села,
Где училась я десять лет.
На доске написала мелом
«X + Y = Z».
...Школьным вечером,
Хмурым летом,
Бросив книги и карандаш,
Встала девочка с парты этой
И шагнула в сырой блиндаж

(Юлия Друнина)

Письмо третье.  Январь 1942 года.

  Длинные вереницы людей в обветшалой, оборванной одежде, многие в рваных калошах. Это очередь за хлебом. По странно безмолвным улицам  мимо измученных людей едет машина, на которой аккуратной снежной горкой высятся человеческие трупы. В глазах людей страх: может быть, завтра и их повезут тем же маршрутом на городское кладбище.

…Когда я услышала эти признания Раисы Фоминичны, сердце всколыхнулось  нечаянной виной: вспомнила себе, избалованную изысками современности, равнодушно взирающую на открытый холодильник – чего бы вкусного съесть на завтрак. А что если только хлеб? Да ведь хлеб – это не еда?!

  Сейчас же для меня хлеб – это нравственное понятие, которое вмещает в себя цену  человеческой жизни.

Был черный хлеб, что слаще сдоб,
Был ратный труд, простой и страшный:
На фронте пашней пах окоп,
В тылу окопом пахла пашня.
Впрягались бабы в тяжкий плуг,
И почва впитывала стоны.
Мукою, смолотой из мук,
На фронт грузились эшелоны.
(Павел Великжанин)

  …Мои дедушка и бабушка привезли мне с взморья какой-то угловатый плод в рожках-шипах. На мой недоуменный возглас: «Что это? Зачем мне это?» - бабушка ответила не сразу. Усадив меня около себя, как-то особенно бережно взяла «морской сюрприз» и поведала удивительную историю:
  - Это , внучка, водный орех. А еще его называют чилимом, чертовым орехом. В войну он многих волжан спас от голода. Его перетирали в муку, варили каши. У меня с детства к чилиму отношение особое. Как к хлебу…
  Этот рассказ бабушки я вспомнила, слушая Раису Фоминичну.

  Сейчас в моей комнате в самодельной коробке лежит  маленькое каспийское чудо. Ему не поставлено нигде памятников, но благодарная людская память тверже бронзы и гранита!

Письмо четвертое. Февраль 1942 года.

  Когда говорит Совинформбюро, люди на улице около репродукторов  затихают, с напряжением и надеждой вслушиваются в фронтовые известия. В тылу трудно, голодно, в городе почти не осталось собак: всех съели. Но каждый понимает: на фронте вдвойне тяжелее. Пусть земля-матушка и вера народа помогут нашим солдатикам!
Письмо пятое. Июль 1942 года.

  Каждый день приходит несколько похоронок: то в одном, то в другом конце города слышится дикий вопль, и матери вздрагивают, заранее зная, что там стряслось. Людей тогда уже по-серьезному коснулись тяготы и беды войны. Молодых  девчонок отправляли работать на поля – собирать урожай. Ночью, голодные и уставшие, мы искали себе местечко, чтобы уснуть, прижимались к учителю и засыпали… А вокруг нас темнота и гул вражеских самолетов. Бывало, пролетит над головой, а ты закрываешь глаза и молишься… Только сейчас я понимаю, что чудом осталась жива!

…На уроке литературы дали задание: познакомиться с творчеством Юлии Друниной. В библиотеке мне вручили старенькую книжку, которую я благополучно забыла до следующего урока. Вечером перед занятиями впопыхах  схватила, намереваясь перелистнуть за 10 минут.
…Далеко за полночь засиделась над книгой.  «Гость из прошлого» просто, безыскусно мне рассказала о войне. Рассказала так, что я плакала                                                                                                    впервые искренне над судьбой своего народа.

Похоронки,
Раны,
Пепелища...
Память,
Душу мне
Войной не рви,
Только времени
Не знаю чище
И острее
К Родине любви.
Лишь любовь
Давала людям силы
Посреди ревущего огня.
Если б я
Не верила в Россию,
То она
Не верила б в меня.

  В полумраке комнаты перед моими глазами возникли две девушки в серых шинелях (так я представляла Раису Фоминичну и Юлию Друнину). Они уходили на фронт во имя будущего России, во имя сохранения поколений русских людей, а значит, во имя меня. Стою ли я этой жертвенности? Как страшно быть недостойной этой памяти!

Письмо шестое. Март  1943 года.

Сегодня отец пришел и сказал мне, что пора учиться и помогать семье. Конечно, я соглашусь с отцом и пойду в училище, и буду работать, но я хочу другого… Так хочется какой-то романтики, заниматься любимым делом: петь, читать стихи и играть роли. Но это будет не скоро, надо работать!

Письмо седьмое. Сентябрь 1943 года.

  Еще одна осень…  Когда же война закончится? Меня перевели сразу на второй курс ветеринарного  училища, так как я закончила 9 классов. Я научилась многому за это время… Теперь я умею перевязывать раны, помогать больным. У меня так и не пропало желание идти на фронт.  Всё, завтра иду в военкомат!

Письмо восьмое. Октябрь 1943 года.

В военкомате сказали, что мне сообщат, когда им понадобится моя помощь. Как же я жду этого момента! Хочу помогать нашим солдатикам на полях сражений, хочу хоть что-то сделать для Отечества.

Письмо девятое. Апрель 1944 года.

  Весна, весна, весна…. Пора любви, пора надежды. Надежды на окончание войны. Я собираюсь на фронт, скоро все мои мечты сбудутся.
  Меня направили в госпиталь под Курской дугой. Столько покалеченных тел и душ! Боль каждого я ощущала, как свою собственную. Запах окровавленных бинтов я не забыла до сих пор. Я впитала этот запах, как запах народного страдания.

Глаза бойца слезами налиты,
Лежит он, напружиненный и белый,
А я должна приросшие бинты
С него сорвать одним движеньем смелым.
Одним движеньем - так учили нас.
Одним движеньем - только в этом жалость...
Но, встретившись со взглядом страшных глаз,
Я на движенье это не решалась.
(Юлия Друнина)

Письмо десятое. Май 1945 года.

  Вот и кончилась эта бесконечная война.  Все изменилось в жизни народа, все изменилось во мне… Теперь я оценила человеческое существование, теперь я могу сказать, в чем счастье и горе! Победа в войне – это победа народа, ведь жизнь пожертвовали миллионы людей. Я люблю жизнь, я люблю эти слезы на щеках, я люблю тебя Россия!

Я родом не из детства — из войны.
И потому, наверное, дороже,
Чем ты, ценю я радость тишины
И каждый новый день, что мною прожит.

Я родом не из детства — из войны.
Раз, пробираясь партизанской тропкой,
Я поняла навек, что мы должны
Быть добрыми к любой травинке робкой.

Я родом не из детства — из войны.
И, может, потому незащищённей:
Сердца фронтовиков обожжены,
А у тебя — шершавые ладони.

Я родом не из детства — из войны.
Прости меня — в том нет моей вины...
(Юлия Друнина)

  Судьбу человека зачастую определяет время, в которое он родился. Если это время, опаленное войной, надо обладать нравственной стойкостью, чтобы не упасть духом, не потерять себя, не струсить, не спрятаться за спинами других. Раиса Фоминична Яфарова из категории тех людей, поступки которых являются свидетельством чести и благородства. Она не выбирала время, время выбрало её. Она смогла стать не только свидетелем эпохи, но и человеком, выстрадавшим и выстроившим историю. Такие люди – соль земли, и на них держится Россия.

Горбунова Вероника Николаевна - ученица 11 "А" класса "СОШ №28"