Главная
  Новости
  Интервью, эссе, воспоминания
  Каменная летопись войны
  Участники проекта
  Наши ветераны
  Ссылки
  Памятка участника
  О проекте
  О нас
Интервью, эссе, воспоминания (2010 год) > Университеты > «Утоли мои печали»

                                      
    Эта история похожа на тысячи других, полных лишений, горя и слёз. Однако, в каждой из таких историй есть своя боль, своя печаль, так как любая жизнь уникальна, и судьбы у всех людей разные, хотя они и прошли через это всеобщее горе, имя которому – война.     
  Галина Владимировна Ситникова (Тернова) родилась в 1934 году в маленьком посёлке на севере Украины. Когда началась война, её отец, Тернов Владимир Никитич, Донской  казак по происхождению, перевёз семью в Омск. Тогда маленькой Гале едва исполнилось два месяца. Однако вскоре отца призвали на службу, затем была Финская война. Мать Галины, Эмиля Сергеевна Тернова, осталась с четырьмя детьми на руках. Старшие братья, Фёдор и Павел, умерли во время войны от тифа, унесшего  тогда тысячи жизней. Лиля Тернова, старшая сестра Галины, в настоящий момент живет в Белоруссии. Галина Владимировна плохо помнит отца, так как он был всегда в разъездах. Но мать рассказывала ей, что однажды вернувшись со службы, он привёз из-за границы ей огромную нарядную куклу. Кукле все очень обрадовались и нашли ей необычное, для нашего поколения, применение. Наряд куклы пришелся как раз в пору маленькой Гале. Как сказала сама Галина Владимировна, в куклы она в детстве не играла – на войне не играют в куклы, на войне играют людьми. Поняла она это, конечно, в более позднем возрасте, однако мамин рассказ о той кукле оставил глубокий след в её памяти.
Во время Великой Отечественной войны отец получил звание полковника. В 1944 году его ранили и отправили в военный госпиталь, где он и скончался от множественных ранений. Их дом разбомбили, и десятилетняя Галя с матерью и старшей сестрой вынуждены были искать кров в ближайшем пригороде. Она помнит, как они шли через окопы, голодные, изнеможенные, в рваной одежде. Её мать настолько исхудала, что перевязывала свои ботинки толстой веревкой, либо проволокой, так как они совсем спадали с её худеньких ног. Есть было совершенно нечего. Лиля часто падала в голодном обмороке, поэтому они с мамой большую часть пути тащили её на себе. За время скитаний они поменяли не одно место жительства. Смерть и Война следовали за ними по пятам. Как рассказывает сама Галина Владимировна, они ели всё, даже самое несъедобное. Матери иногда удавалось где-то раздобыть кукурузную муку или картофельную кожуру, чтобы накормить детей. Сама же она часто оставалась голодной, что впоследствии сказалось на её здоровье. Мать Галины умерла вскоре после окончания войны. Однако воспоминание о матери глубоко запечатлелось в её сердце. Она точно помнит, что из полуразрушенного дома мать взяла с собой только несколько тёплых вещей и икону Божьей Матери «Утоли мои печали». Она постоянно была с ними и мать каждую ночь молилась ей о спасении. Галину она тоже научила молиться. Будучи ещё совсем маленькой девочкой, она свято верила в то, что эта икона – их оружие, которое спасёт их от любого врага и утолит все печали и горести. Как ни странно это не звучало, но во время войны им не единожды чудом удавалось спастись от смерти. Лиля, которая была с детства слабым ребёнком, всё же выжила и по сей день здравствует. Галина Владимировна не помнит, куда пропала та самая икона после войны. Она помнит только то, что, когда её мать заболела и совсем слегла, икона осталась в доме одной старушки, у которой они жили около года. После маминой смерти, Галина с сестрой отправились в Семфирополь, где жили две мамины сестры. Со всеми остальными родственниками они потеряли связь. Конечно, много фактов стёрлось из её памяти – их смыло многострадальными слезами по тем, кто погиб в этой войне. Однако шрамы всё равно остались, и они ощутимы и по сей день. Речь идёт не только о погибших в сражениях, но также о тех, кто вёл свою собственную борьбу – борьбу со Смертью, Голодом и Страхом.
  Как признаётся сама Галина Владимировна, она никогда не считала себя слишком религиозным человеком, но ещё с тех времён у неё осталась незыблемая вера в силу этой иконы. На войне нет неверующих. Люди слишком уязвимы без веры – только она помогала им выжить в таких условиях и пережить такие муки, которые, казалось бы, ни одному человеку не под силу. Однако эта боль, боль утраты, всё ещё живёт в нас, и мы можем только молить об утолении печалей не только своих, но и тех, кого Война не пощадила. Это – общая боль, общая печаль, которую мы должны разделить с теми, кто это пережил на самом деле. 

Урюпина Наталья, биологический факультет