Главная
  Новости
  Интервью, эссе, воспоминания
  Каменная летопись войны
  Участники проекта
  Наши ветераны
  Ссылки
  Памятка участника
  О проекте
  О нас
Интервью, эссе, воспоминания (2010 год) > г.Астрахань > Из воспоминаний Кононыхина Семёна Васильевича

Я хочу рассказать о своём прадеде Кононыхине Семёне Васильевиче.
Семён Васильевич родился 3 февраля 1913года в с. Яндыки Лиманского района Астраханской области в крестьянской семье.Но мирная жизнь миллионов людей нашей Родины закончилась 22 июня 1941 года. Это начало Великой Отечественной войны.

На всех рабочих военного завода, на котором он работал, была наложена «броня». Семён Васильевич ушёл на фронт добровольцем осенью 1942года, оставив дома жену с дочерью. Дочь Галина родилась в феврале 1942года. На распределительном пункте г. Шостка Семён был зачислен в артиллерию. Сражался на Северо-Западном фронте, защищал Ленинград. Был командиром сорокапятимиллиметровой пушки. В свободные от боя минуты писал письма семье. Эти письма согревали душу его жены, маленькой дочки. У дочки, моей бабушки Галины Семёновны Кононыхиной, сохранилось несколько таких писем. Я с волнением перечитываю их.

Из них много узнал о своём прадеде, о том, как он воевал. Семён Васильевич писал, что, просыпаясь в сыром от росы окопе, засыпанном опавшими листьями, чувствовал, как холодела под туманом земля, исчерченная воронками. И, глядя на спящих возле орудий товарищей, с усилием вспоминал сон: в тёплой траве трещали кузнечики, ветер из-под пронизанной солнцем тучи тянул по вершинам шелестящих берёз, потом с громом и молнией обрушивалась лавина короткого дождя. Затем – в воздухе свежесть летнего ливня, за изгородями своё село, свой дом с самоваром на столе. Это видение было непреходящей и болезненной тоской по Родине, чувством, равным самому сильному чувству - любви к матери, к жене, к дочери. И это чувство, как отблеск, возникало в самые отчаянные, самые опасные минуты боя, когда глохли от разрывов снарядов, режущего визга осколков, автоматных очередей, когда ничего не существовало, кроме железного гула, скрежета ползущих на орудия немецких танков, потных лиц молодых солдат, ссутуленной спины наводчика, осиплых команд, тёмного дыма горящей травы. Он писал, как, удаляясь, уходя из дома, упорно и трудно шли они к нему. Чем ближе была Германия, тем ближе был дом, тем быстрее они возвращались в свою оборванную войной юность. Они мечтали вернуться в тот солнечный довоенный мир, где солнце казалось им праздничным солнцем, встающим над землёй каждый день по своей непреложной закономерности. Трава была травой, предназначенной для того, чтобы расти, быть зелёной. Мечтали видеть вечернюю толпу гуляющих по селу молодых, загорелых и сильных юношей, где весь мир, тёплый, мягкий, прозрачно-лучезарный, лежал у их ног, обогревая добротой, радостью, ожиданием любви.

За долгие годы войны, каждый час, чувствуя близ своего плеча огненное дыхание смерти, молча проходя мимо свежих бугорков с надписями химическим карандашом на дощечках, они не утратили в себе прежний мир юности, но повзрослели на двадцать лет. И снилось им: прожили их так насыщенно, что этих лет хватило бы на жизнь двум поколениям.

Они узнали, что мир и прочен, и зыбок, что солнце может не взойти утром, потому что его блеск, его тепло способна уничтожить бомбёжка. Порой они ненавидели солнце - оно обещало лётную погоду и, значит, косяки пикирующих на траншеи «юнкерсов».

Они узнали мир вместе с человеческим подвигом и страданиями. Никто из них не мог сказать раньше, что зелёная трава может стать фиолетовой и закручиваться спиралью, вянуть от разрывов танковых снарядов. Не могли представить, что когда-нибудь увидят на белых женственных ромашках, этих символах любви, капли крови своего друга, убитого автоматной очередью.

Семён Васильевич со своим расчётом входил в разрушенные, безлюдные города, дико зияющие чёрными пустотами окон, провалами подъездов. Не было слышно смеха, не звучала музыка.

В своих письмах прадед писал о том, что узнал фашизм во всей его человеконенавистнической наготе. Летом 1944 года связь с прадедушкой прекратилась. В конце 1944 года в соседнее село вернулся раненый однополчанин Семёна. Он рассказал, что видел его в последний раз осенью 1944 года. Семён был ранен, и его должны были отправить на большую землю в госпиталь. А в октябре 1944 года семья получила извещение о том, что ефрейтор Кононыхин Семён Васильевич пропал без вести.

Родственники обращались в поисковый отряд общеобразовательной школы с. Яндыки Лиманского района Астраханской области с просьбой отыскать очевидцев ранения и гибели Семёна Васильевича. Были сформированы поисковые группы. Ребята опросили всех участников боевых действий и инвалидов Великой Отечественной войны. Это люди преклонного возраста, многие ничем не смогли помочь, ссылаясь на плохую память. Поиск результатов не дал.

За четыре года войны поколение моего прадеда познало многое. Война была жестокой и грубой школой, они сидели не за партами, не в аудиториях, а в мёрзлых окопах, и перед ними были не конспекты, а бронебойные снаряды и пулемётные гашетки. Они ещё не обладали жизненным опытом и вследствие этого не знали простых вещей, которые приходят к человеку в будничной мирной жизни. Но их душевный опыт был переполнен до предела, они могли плакать не от горя, а от ненависти и могли по-детски радоваться весеннему косяку журавлей. Журавли пролетали над их окопами - и солдаты смотрели зачарованно на их медленное движение, угадывая их путь в Россию.

Количество дивизий, участвующих в том или ином сражении, подсчитывают историки. Но они не могут подслушать разговор в окопе перед танковой атакой, увидеть страдания и слёзы в глазах восемнадцатилетней девушки – санинструктора, умирающей в полутьме полуразрушенного блиндажа, вокруг которого гудят прорвавшиеся немецкие танки, ощутить треск пулемётной очереди, убивающей жизнь.

В нашей крови пульсируют токи тех людей, что жили в Истории. Сколько братских и одиноких могил оставила война. Вечный огонь, горящий, словно сердца погибших, напоминает о том, «какой ценой завоёвано счастье».

Голованёв Алексей, ученик 7-г класса
МОУ «СОШ № 11», г. Астрахань.
Учитель русского языка и литературы
Валиева Л.Ю.