Главная
  Новости
  Интервью, эссе, воспоминания
  Каменная летопись войны
  Участники проекта
  Наши ветераны
  Ссылки
  Памятка участника
  О проекте
  О нас
Интервью, эссе, воспоминания (2010 год) > Университеты > Интервью с Марией Николаевной Клюшкиной

       За несколько лет до начала Великой Отечественной войны семья Марии Ивановны переехала из Полого займища в село Травино: её отцу нужна была операция. У Николая Кузьмича с Пелагеей Петровной, кроме 11-летней Марии, одной из младших в семье, было пятеро детей: Ксения, Алексей, Наталья, Николай и Илья.
       Люди, видевшие войну, отличаются необыкновенной отзывчивостью, чуткостью. В полной мере это относится и к Марии Ивановне. Меня она знала с самого рождения. Помню, маленькой девочкой ходила к ней в гости, мы пили чай с конфетами – сладости у неё всегда были припасены. Когда я пошла в школу, с бабой Машей стали видеться реже, но всё же иногда, случайно, встречались на улице, она расспрашивала об учёбе, здоровье. 
       Однажды, сидя за обеденным столом в её маленькой, но уютной квартире, мы разговорились о её детстве, лучшие годы которого отняла война. 
  - Баба Маша, а как вы узнали, что фашисты напали на Советский Союз? – спросила я.
  - По радио передали. Все очень сильно плакали, - ответила она и сама заплакала. - Из нашего села на войну и трудовой фронт забрали многих мужчин и женщин, в том числе моих сестёр Ксению (у неё к тому времени уже были свои дети) и Наталью, братьев Алексея и Николая. Отца тоже хотели взять на войну, но отпустили – не подошёл по возрасту. Ксения вскоре вернулась, потому что у неё заболел ребёнок. Колю и Лешу я, как оказалось, видела тогда в последний раз.  Наташа работала почти всю войну. От неё я узнала о боевых действиях в районе нынешней Калмыкии.
        Она рассказывала о захвате Элисты немецким десантом, около 100 человек. Это стало возможно из-за предательства калмыцких подразделений (Речь идёт о Калмыкском Кавалерийском корпусе, воевавшем на стороне Германии – прим. автора ).
         Немецкая группировка окружила отряд, где служила Наташа. Но она спаслась – перешла вброд через озеро. Около этого озера она в последний раз увидела брата Лёшу.
        Это было осенью 1942 года. Ещё она говорила, что люди, около 20 человек, похороненные в Братской могиле около Кремля, были убиты калмыками. Сама я помню, как бомбили астраханскую нефтяную базу №8, продолжает Мария Ивановна. -  Не смотря на то, что жили мы в 50 км от этой базы, я видела столбы огня, а наше село было очень сильно задымлено. Ничего не было видно дальше метра.
 - А как же вы узнали, - удивилась я, - что бомбили именно базу под номером 8?
 - Наташа, когда служила в Калмыкии, видела, как немецкие самолёты сбросили бомбы и сделали «восьмёрку» над объектом бомбёжки. Солдаты спросили: «Девчата, кто из вас из Астрахани? Есть у вас какой-нибудь объект под номером 8? Раз самолёт сделал «восьмёрку» - значит, они его бомбили». Сестра ответила, что есть – нефтебаза. 
 - Понятно теперь. У вас наверно много времени на помощь родителям уходило…
 - Конечно, помогала. Я косила камыш. Всю войну косила. Папа валял валенки во время войны, а для этого нужно было хорошо протопленное помещение. Вот мы и топили камышом, который я косила.
 - Неужели одна?
 - Нет, одна никогда не ходила, - возразила баба Маша, - потому что идти нужно было 3 км.  
       Со мной ходили или моя школьная подруга Люба – Воробьёва Любовь Петровна, или младший брат Илюша. Люба младше от меня на год. Илья  - один из братьев, остался дома, потому что был очень мал. К началу войны ему было только четыре годика. Зимой я сажала его на санки и везла по снегу, летом ходили пешком. Пока я кошу камыш, он соберёт всё, что уже накошено, сложит аккуратно. Чтобы не замёрзнуть в холод, я надевала папины брюки. Чтобы ноги не мёрзли, папа сделал мне очень тёплые полуваленки из коровьей кожи. Я перевязывала их верёвками, а внутрь клала сено. Мы такие полуваленки называли «поршни».
 - А школа? Вы учились?
 - Я закончила только пять классов, потом учиться бросила, потому что нужно было помогать родителям. Но вообще-то училась я не плохо.
 - Ну а игры? Хоть что-то от детства было?
 - Нет, что ты, Людочка. Какие игры!? Нужно было помогать родителям. Свободного времени почти не было. Мы помогали следить за огородом, поливали его вручную. А любимым нашим занятием было дружно ходить в лес за «свинушками» и корнями чакана. Мы их ели, кроме них ещё капусту, тыкву, рыбу, в основном щуку. Папа кормил рыбой не только нас. У нашей соседки, татарки по национальности, было пятеро  детей и слепая свекровь. Они сильно голодали. Папа дал им щук, а тётя Калима говорит: «Нет, не возьму. Мы щуку не едим, у неё в голове ваш крест». Папа сказал ей отрезать голову и бросить собаке, иначе дети умрут с голоду. Она всю войну кормила своих детей этими щуками.
         Об окончании войны баба Маша узнала по радио.
- Все плакали, - сказала она, а на глаза снова навернулись слёзы. -  Я и сейчас плачу, когда подумаю, сколько людей не вернулось с войны.
Увлечённые беседой – я внимательно слушала, Мария Николаевна рассказывала, с каждым словом всё более погружаясь в прошлое - мы забыли о традиционном чае. Сегодня он был не нужен.
Сведения о рассказчике:
Клюшкина Мария Николаевна (1930-2010).
Во время войны жила в селе Травино (Астраханская область).
Мать – Босова Пелагея Петровна.
Отец – Босов Николай Кузьмич.
 
 Студентка  исторического факультета I курса  Людмила Кочина