Главная
  Новости
  Интервью, эссе, воспоминания
  Каменная летопись войны
  Участники проекта
  Наши ветераны
  Ссылки
  Памятка участника
  О проекте
  О нас
Интервью, эссе, воспоминания (2010 год) > г.Астрахань > Из воспоминаний Ларисы Петровны Рябичкиной

      Детство было голодное. Я была маленькой и понимаю, что мне доставалось больше еды, но помню, что самой большой радостью было, когда бабушка подавала на стол пшенную кашу с тыквой. Это было царское блюдо. Дедушка отекал от голода, чтобы выжить, он пил соленую воду. Мне даже трудно было его узнать. 
      Помню бомбежки. Бабушка сажала меня под окно, однажды осколок влетел к нам в квартиру. Был жуткий свист! Помню разговоры взрослых о том, как бомбили нефтебазу.
Помню вой женщин, получавших похоронки. Не плачь, а именно вой – нечеловеческий, жуткий.


       Мой отец, Петр Георгиевич Зверев родился в 1915 году. Начинал учиться в Горьковском институте инженеров водного транспорта, заканчивал наш Рыбвтуз, затем работал на судоверфи им. Кирова. Папа был спортсменом – конькобежцем, футболистом. У него была бронь,  которая освобождала его от службы. Он был высокий, рослый, и соседи говорили, когда началась война  – «здоровый, а в армию нее забирают…». И он ушел на фронт, сказал, что не может сидеть дома в такое время. Тем более, что в первое время – поражение за поражением… Чувствовал, что нужен на фронте.
      Когда папа уезжал, мне был 1 год 10 месяцев. Он так со мной прощался,  как будто навсегда уходит, даже соседи плакали.
      Он писал нам очень много писем. Все они бережно хранятся в нашей семье. Мне он присылал открытки. В одной из них он писал: «Здравствуй, дорогая Люлюка! Крепко целую тебя, обнимаю, поцелуй за меня мамулю, дедушку, бабушку, передавай привет. Я много слышу о тебе хорошего. Ты становишься большой, умницей, это очень хорошо. Ты, крошечка, знаешь, что за мною ты будешь иметь хорошую игрушку, и как только представится случай, я ее тебе пришлю или может быть привезу, на что имею большую надежду. Сейчас я еще раз крепко тебя целую. Твой папа». Но побывать дома ему не довелось, хотя был в боях под Сталинградом.


       Отец погиб 17 июля 1943 года и похоронен в братской могиле на южной окраине села Дмитриевка в Сталинской области (сейчас это Донецк). Маме долго не говорили, что он погиб. Когда решили сообщить,  собрали всех родственников. Я не помню, как плакала мама, но хорошо запомнила расположение мебели в комнате,  на каком стуле я сидела, где стояла мама, где сидели мои тети и бабушка с дедушкой. Вскоре меня увели. Мы пошли с бабушкой на улицу. Дошли до кинотеатра «Колизей» (сейчас – сквер напротив рынка «Татарский базар»).  Навстречу шел военный с женщиной. Он подошел ко мне близко, поднял на руки. Сказал: «Вот такую бы мне дочку!» и купил мне мороженое…
       Помню, что мама, хоть и получила извещение о смерти папы, ходила на вокзал встречать поезда. Все же надеялась. Моей маме, Валентине Павловне,  1 февраля 2010 года исполнилось 93 года. Она так и не вышла замуж, говорила, что такого как отец, больше не найдет.
        У мамы хранится письмо, которое прислал нам командир батальона, когда папа погиб. Он писал, что таких как отец, мало, что он был лучшим другом и что будет мстить за отца. Не знаю, жив ли он сейчас… 
       Папе я благодарна он всю  жизнь. Он помогает, даже будучи неживым – после его смерти мне и маме платили большую пенсию.
      О войне я помню мало, так как  родилась в 1940 году. Но зато я очень хорошо помню день Победы. Детским чутьем, по разговорам взрослых я понимала, что обстановка на фронте и в тылу улучшилась, все близится к победе. Мы жили на Эллинге. Я помню раннее утро, солнце светит вовсю, у меня играет патефон…  И вдруг – крик! Крик радости! Он меня всю жизнь сопровождает. Выскочила на улицу, там  чужие, совершенно незнакомые люди – все обнимаются, целуются, плачут.  Соседи и родные выносили все, что было в домах на общий стол на дворе. Холодильников тогда не было. На самом деле – это был праздник со слезами на глазах. Плакали и радовались одновременно. Сейчас очень больно слышать о том, что грабят ветеранов, разрушают могилы погибших воинов, уничтожают памятники… Как можно так относиться к самому дорогому – к памяти?!