Главная
  Новости
  Интервью, эссе, воспоминания
  Каменная летопись войны
  Участники проекта
  Наши ветераны
  Ссылки
  Памятка участника
  О проекте
  О нас
Интервью, эссе, воспоминания (2010 год) > г.Астрахань > Из воспоминаний супругов Петровых

Людмила Николаевна:
        Всё в жизни складывалось хорошо. У мужа была приличная работа. Жили не хуже других. Потом муж получил повышение по службе и уехал работать на Каспий, в город Шевченко. Там получил квартиру, обжился и вызвал нас. Мы и переехали всей семьей на новые места. Прикипели, да так, что прожили там без малого двадцать пять лет.
       Началась перестройка. Начались национальные волнения. Мужа стали притеснять и на службе, и дома. Город, имевший название в честь великого украинского поэта с 1964 года, переименовали в 1991 году в Актау, а к русским и вовсе стали относиться пренебрежительно, как к людям второго сорта. 
        До перестройки жили с местным населением душа в душу. Никогда не возникало никаких разногласий со старожи¬лами. И в одно мгновение всё переменилось – мы оказались плохими соседями, плохими друзьями, плохими людьми. Такая нам выпала судьба.
Уезжать страшно не хотелось, потому что прикипели душой, пустили корни и уже считали себя коренными шевченковцами. 
        Но однажды ночью пожаловали вооруженные автоматами люди и в ультимативной форме предложили убираться с насиженного места. Так мы снова оказались на родине, и ни¬сколько об этом не жалеем. Не надо было искушать судьбу и уезжать из родного города. К тому подвинули служебные обстоятельства мужа. Будем теперь жить на родной земле.
        Обидно, конечно, но историческим переменам в стране противиться не стоит. Недаром люди мудро говорят: «Что в жизни ни делается – всё это к лучшему!» Будем надеяться и ждать. А что еще нам, старикам, остается делать?
Борис Васильевич:
        В апреле 1986 года в нашей стране случилась страшная трагедия, покалечившая жизни многих соплеменников. На Чернобыльской АЭС взорвался ядерный реактор. Разрушения и последствия могли быть катастрофическими, если бы не самоотверженный труд многих ликвидаторов, посланных на помощь чернобыльцам.
Нас вызвали в партком и прямо сказали, без утайки и вранья: «Вы идете в разведку и можете оттуда не вернуться вообще никогда. Если кто-то из вас сомневается или просто не согласен рисковать своим здоровьем – может встать и просто уйти. Вас поймут и обвинять не станут!» 
          Но никто из нас не покинул партком. Чувство долга было привито советским гражданам долгими годами, проверено на фронтах Великой Отечественной.
Нас привезли в город Иваново. Там уже ждали ликвидаторов семь экспериментальных автобусов, покрытых свинцом. Мы сели в них и поехали в Чернобыль. Больше мы эти автобусы не покидали. 
         Перед нами была поставлена определенная задача: подвозить солдат к месту аварии и ждать, покуда они не выполнят задание. На всё про всё для них отводилось не более пары минут. Всякая непредвиденная задержка в действиях была подобна смерти.
Я очутился на четвертом участке. Делали разделительную стену в реакторе. Это было страшное пекло. Я подвозил солдат к установленному месту. Они быстро выскакивали из автобуса и, насколько возможно скоро, выполняли порученную работу. Бегом в автобус, и на всех скоростях прочь от гиблого места.
           Я сидел за рулем и не знал, куда спрятать руки и лицо – настолько сильный был радиационный фон в эпицентре аварии, что открытые места щипало невероятно.
Мы видели очень много, чего не следовало знать простым гражданам. Поэтому перед отъездом нас строго предупредили люди из соответствующих органов, чтобы мы держали язык за зубами.             Так и сказали напоследок: «Закройте уши, закройте глаза и прикусите свои языки, если не хотите, чтобы мы вас разыскивали!» Вот такое смертельное приключение выпало на мою долю.
 
 
Информация предоставлена Астраханским региональным отделением Всероссийской общественной организации «Молодая Гвардия Единая Россия» при содействии Агентства по делам молодежи администрации Астраханской области