Главная
  Новости
  Интервью, эссе, воспоминания
  Каменная летопись войны
  Участники проекта
  Наши ветераны
  Ссылки
  Памятка участника
  О проекте
  О нас
Интервью, эссе, воспоминания (2010 год) > г.Астрахань > Из воспоминаний Станислава Петровича Клопотовича

    Родился я в Астрахани в 1936 году, а в 37-м началась эпоха репрессий, и отца арестовали. Расстреляли его через 12 дней после ареста. Но узнали об этом мы только через многие годы.
    Мама 16 лет обивала пороги различных инстанций, но так и не добилась вразумительного ответа на прямо поставленный вопрос: «Что с моим мужем?» Для того, чтобы отделаться от назойливой просительницы, ей давали справки, абсолютно противоположные одна другой. То отец был на Колыме, то он умер от туберкулеза в Сибири. 
    Лишь в 1991 году удалось узнать правду. Отца расстреляли 26 декабря 1937 года без суда и следствия. Мама в то время 2 года находилась под подпиской о невыезде и каждый месяц ходила отмечаться в соответствующие органы. 
    В 1952 году я поступил в Астраханский техникум физиче¬ской культуры. Окончил его и был направлен в Ставропольский край. Через три месяца меня призвали в Советскую Армию, откуда я вернулся в родной город. Работал учителем физкультуры.
     Самым запоминающимся периодом в моей жизни была работа с трудновоспитуемыми подростками, которые учились в специализированной школе № 17.
Послали меня руководителем в летний лагерь, где я и применил собственный метод воспитания. Я не стал выстраивать всех ребят на плацу и официально представляться им, а посвятил целый день простому наблюдению за подростками.
     Выявив для себя самых авторитетных и старших, я пригласил одного к себе в кабинет. Без обиняков, прямо сообщил ему свои требования: через два часа все ножи, которые, конечно, имеются у каждого, должны лежать у меня на столе. Оставил кабинет открытым, а сам ушел. Через назначенные два часа вернулся в комнату и обнаружил на столе 65 ножей. Воспитанников в то время было 66. На руках остался только один нож, у самого старшего. Любой случай с применением ножа он автоматически брал бы на себя.
      А потом со склада пропали 66 банок сгущенного молока. Я, разумеется, всех построил и задал только один вопрос: «Кто?» Желающих признаться не оказалось. На следующее утро вместо какао все получили простой кипяток. Ребята стали возмущаться, раздалась брань в адрес администрации. Я же с невозмутимым видом заявил бунтующим: «Пока все банки, пустые или полные, не будут лежать передо мной, именно так и будет!»
На следующее утро перед моей дверью стояли 64 банки.

Информация предоставлена Астраханским региональным отделением Всероссийской общественной организации «Молодая Гвардия Единая Россия» при содействии Агентства по делам молодежи администрации Астраханской области