Главная
  Новости
  Интервью, эссе, воспоминания
  Каменная летопись войны
  Участники проекта
  Наши ветераны
  Ссылки
  Памятка участника
  О проекте
  О нас
Интервью, эссе, воспоминания (2010 год) > г.Астрахань > Из воспоминаний Владимира Васильевича Палаткина

Напророчила
   Начало войны мой дедушка, Владимир Васильевич Палаткин, встретил в детском саду № 26. На обед дали суп, на столе, как всегда, стоял хлеб. Это был очень удачный день для него. Все хотели взять именно горбушку. Почему-то считалось, что она самая вкусная. В этот день ему досталось три горбушки хлеба! Это было счастье. После обеда воспитательница дрожащим голосом объявила о том, что началась война. Заведующая детским садом дала прабабушке Екатерине, которая там работала нянечкой, десятилитровую бутыль с яблочным соком.
– Корми детей, скоро есть будет нечего, – напророчила она.
Так потом и случилось…
И все-таки учились

   А в сентябре, несмотря на войну, открылись школы, и мой дедушка Владимир пошёл в первый класс в начальную школу № 12, на ул. Барсовой. Его мама, Таисия Николаевна Палаткина, где-то раздобыла фанерный ранец, перьевую ручку, чернильницу-непроливайку, для которой она сшила кисет, а тетрадки сделала из обоев со стенки. Детям выдали старые довоенные учебники из библиотеки, например, «Математику» Киселёва. Хорошие были учебники, понятные.
    В то время было много раненых, поэтому школы передавали под госпитали. Учеников то и дело переводили в другие здания. За время войны это происходило четыре раза. Валентина Ефимовна Попова, учительница дедушки, вместе с классом переходила по всем школам. Она была очень добрая, всегда беспокоилась об учениках. Самым любимым дедушкиным уроком была физкультура. У маленького Владимира были валенки и один конёк. Вот была радость! А как он любил футбол! Мячики тряпичные, а азарт настоящий. Играли также в маялку, в лапту, буй-мяч, мальчики, шашки, шахматы.
Голод и холод
    Во втором классе (1942–1943 годы) были очень сильные морозы, до 43 градусов. Зимой в школу ходили не заниматься (там было очень холодно), а только записывать задания, и самое главное – получить кусочек хлеба, посыпанного сахаром.
На рынке можно было всё купить, но цены астрономические: буханка хлеба на рынке стоила 350 рублей, а зарплата была 300.
   Мать дедушки работала секретарём в артели «Трикотажница». Она была очень образованная для того времени: целых три класса церковно-приходской школы. В артели вязали для фронта кальсоны, свитера.
По словам дедушки, Мария Петровна Тишкова, председатель артели, была очень хорошим, как бы сейчас сказали, менеджером. Она добилась земли для подсобного хозяйства, стали выращивать помидоры, капусту, свёклу, огурцы. За хлебом очереди были страшные.
А   Мария Петровна смогла сделать так, чтобы ей разрешили получать хлеб на всю фабрику: собирала карточки со всех семей артели, отоваривала их, а моя прабабушка Таисия Николаевна потом раздавала всем хлеб. Кроме того, Мария Петровна покупала хлебные карточки на свою зарплату на базаре, которые были ворованы из карточных бюро (отоварить их не могли, так как на них стоял штамп с указанием адреса, где можно получить хлеб, и выдавшего её лица), а прабабушка срезала эти штампы и сдавала вместе со всеми карточками. Так и выживали.
    Варили калмыцкий чай (он был дешёвый) из козьего молока. Чай получался противным, но поддерживал иммунитет.
Немецкая туча
    Прабабушка  дала юбку, чтобы дедушке сшили брюки. И маленький Володя пошёл к портнихе. Вдруг чужой зловещий звук. Это была целая туча немецких самолётов, которые летели бомбить нефтебазу в Ильинке. Казалось, что они летят медленно, красуясь своей мощью. Долетели. Разбомбили. Пожар был несколько дней. Но почему-то страшно не было.  
Может, потому, что возле дедушки была его мама?
    В канале  около Армянского пешеходного моста есть одноэтажное здание, в котором была начальная школа. Там учился знакомый дедушки Юрка Макаров. Был урок, когда немцы сбросили бомбу. Слава Богу, кажется, единственную за всю войну.  Визг, вой, грохот… Наверное, она там лежит до сих пор.
Триллерам далеко до ужасов войны
     Дедушкина семья жила около Больших Исад, возле старого кладбища, где обычно играли мальчишки. Каждый день из госпиталя возили хоронить немцев и наших солдат. Лекарств не было, лечить было нечем. Много солдат погибало в госпиталях. По воспоминаниям дедушки, возил хоронить трупы какой-то старичок. Он был совсем старенький, сил не было. Ямку небольшую выроет и закопает. Руки и ноги торчат из-под земли, красные, голые. По 7–8 человек привозил. Сначала было жутко, потом привыкли.
Дедушка вспоминает: «Баба Катя умерла в очереди за хлебом. Когда её принесли домой, я испугался и побежал за сестрёнкой. Позвал её к щелке и сказал:
– Лина, у нас бабушка умерла. 
Она заревела.
Я побежал к маме.
– Мама, у нас бабушка умерла.
Мама не плакала, она упала в обморок…
Артель выделила нашей семье лошадь и помогла похоронить бабушку. Не так, как пленных и солдат из госпиталя, а по-человечески».
Американское стекло
     Дедушка рассказывает, что в 1944 году его перевели в 69 школу. Там до этого был госпиталь. Солдат выписали. Школа стояла в степи (там сейчас кинотеатр «Спутник»). Директором был мужчина, до этого руководили школой только женщины. У него не было одной ноги. Он ходил с длинной линейкой. В школу привезли парты, и больше ничего не было. Директор долго мучился, как утеплить школу. Наконец, он где-то достал американский плоский шифер. В рамку вставили небольшое стекло для того, чтобы проходил свет, а остальное пространство забили шифером.
Учителям раздали длинные плоские линейки и разрешили бить учеников. Вынужденная была мера, потому что подростки воровали и разбойничали. Как говорит мой дедушка, его ни разу не били.
Слёзы
     Дедушка также вспоминает студенток, которых его мама пустила на квартиру, так как они могли платить. Им давали американский яичный и томатный порошки, из которых девушки готовили яичницу и угощали его с младшей сестренкой. К студенткам приходили военные, лётчики. Молодые, красивые. Один лётчик, Саша, особенно запомнился. Вели они себя спокойно, играли в лото, разговаривали. Один раз Саша особенно долго засиделся у девчат. На другой день его сбили. Девчата плакали...
Отмена карточек
     В 1947 году отменили карточную систему. Сказали, что хлеб будет в свободной продаже. Никто не поверил. Дедушка, его мать и  сестра пошли на Большие Исады. А там понастроили 50 фанерных будок, и в каждой продавали… хлеб. Не было очереди! Купили хлеба на все деньги и ели его по дороге домой. И не верилось им, что эту вкуснотищу можно просто купить.

Ученик гимназии №4 г. Астрахань 8 "А" класс Владимир Палаткин