Главная
  Новости
  Интервью, эссе, воспоминания
  Каменная летопись войны
  Участники проекта
  Наши ветераны
  Ссылки
  Памятка участника
  О проекте
  О нас
Интервью, эссе, воспоминания (2010 год) > г.Астрахань > Из воспоминаний Надежды Михайловны Князевой

       Это сейчас в мусорных бачках то там, то здесь можно найти ломти выброшенного хлеба. А тогда, в войну и после нее… По карточкам получишь хлеб, несешь домой – счастье. Мама кусочек отломит с корочкой – ты его скорее в рот и боишься проглотить сразу. Сосешь, сосешь, чтобы подольше.
        Лиха хлебнули мы в военные годы! Вспоминаешь – оторопь берет. Родители мои, мама, Ольга Кузьминична Щелкова, и папа – Михаил Матвеевич Щелков – уроженцы города Кузнецка Пензенской области. А свела их судьба в нашей Астрахани.
        Папа все мечтал, чтобы у них родилась дочь. У мамы уже был сын – Володя от первого брака. И когда родилась я, он был, как говорят, «на седьмом небе» от радости. Работал в заготзерне, потом – в драматическом театре. Был коммунистом. Мама – портниха. Жили не бедно, но и не богато. Самое главное – счастливо. Только вот счастье длилось недолго.
       Война… Папу тут же призвали. Ему было 44 года. Мама осталась с двумя детьми. Сыну – 16 лет, мне – третий годик. Мама сразу пошла на фабрику, где стали шить одежду для армии.
      Зима 1941 года… Вести с фронта неутешительные. Немцы захватывали наши села и города. Как только Володе исполнилось восемнадцать, его призвали в армию. Остались мы с мамой. Вскоре нас начали эвакуировать в сельскую местность. Ехали – грязь по колено, где на лошади, где пешком. На новом месте долго не задержались.
     Немцы разбрасывали листовки, в которых обещали рай, если жители будут их поддерживать. Вернулись в Астрахань – в нашем доме бомбоубежище. С фронта продолжали идти тревожные вести. Не было писем ни от папы, ни от брата. Мама день и ночь шила фуфайки для фронта. Я не спрашивала про еду – знала, что в доме почти пусто.    
        Хлеб получали по карточкам. Квартира не отапливалась – дома было очень холодно: дров нет. Если где-то валялись щепочки, я ходила и собирала. Утром слушали радио, переживали за вести с фронта. За хлебом – огромные очереди.
       Засыпала, а вернее дремала под стрекот швейной машины. Мама старалась перевыполнять норму. И дома шила, шила солдатские фуфайки, теплые ватные штаны… И все время ждали писем от своих защитников. А они, видимо, где-то терялись. Сейчас вспоминаю, что мама от таких забот и тревог как бы закаменела.
        Жила ожиданием весточек. В 1942 году получили письмо от папы. Писал, что бьет врага, и скоро война кончится. Жив, верит в скорую победу. Стали приходить письма и от брата. Мама хранила их как реликвии. А потом пришла на отца похоронка. Мама слегла.   
       Мне четыре года. На календаре 1943-й… Летели дни, недели. Пришла, наконец, непередаваемая радость – Победа! Вскоре вернулся брат Володя. Он с боями дошел до Будапешта.
        Пошла я в 1946 году в школу. Худенькая, в строгом платьице. Старалась учиться хорошо. Но в 1947-м мама оказалась в больнице. Сделали срочную операцию. В доме я осталась одна. Мне 8 лет. Есть нечего. Брат уехал на заработки в Небит-Даг. У соседей свои заботы. Кругом разруха и голод, голод… Хлеб еще давали по карточкам.
        Детство!.. Не мне одной вспоминать его с горечью. У меня его не было. Очень хотелось есть, но кто мне даст поесть, когда и у соседей такие же голодные дети. Потом есть уже не хотелось… Сидела на лестнице и думала, а как же мама в больнице? Ей ведь тоже хочется кушать… Когда получала хлеб по карточке, шла в больницу на Паробичевом бугре. Там, в отделении хирургии, лежала мама. Когда шла, то по дороге боялась отломить кусочек хлеба. Но голод делал свое дело. Невольно отломав кусочек от пайки, брала его в рот и боялась тут же проглотить. Такой он был вкусный!
         Узнав о моем бедственном положении, меня стала подкармливать крестная – Клавдия Ивановна Самохина. Давала мне кусочки жмыха. Это было таким удовольствием! А еще давала вареный лук. Потом стала помогать знакомая – Мария Андреевна. Она работала в детских яслях. Я боялась одна ночевать в квартире и частенько уходила на ночь в детские ясли. 
         Мама медленно шла на поправку, нужно было хорошее питание. Но все же она выздоравливала. Ради меня она и выжила. Моя дорогая мамочка, как она радовалась, когда, едва передвигая ноги от бессилия, пришла домой! Тут уж соседи – кто чайку, кто несколько ложек супа давали ей. Осенью я уже во 2-м классе.
       Маме стало лучше. Обшивала соседей, знакомых. Она у меня была прекрасной портнихой. Стали немного лучше жить. Вскоре отменили карточную систему. Старалась учиться, чтобы хоть этим радовать маму.
        Трудное, голодное, холодное детство… Я помню вкус хлеба, за которым в годы войны приходилось выстаивать длиннющие-длиннющие очереди
 
 
 
 
Из книги:  А мы отцов  не дождались /  Под ред. Р.И. Саблиной и др. – Астрахань: «Полиграфком», 2008. – 324с.